ОСНОВЫ ПРАВОСЛАВНОЙ КУЛЬТУРЫ В ШКОЛЕ

ОСНОВЫ ПРАВОСЛАВНОЙ КУЛЬТУРЫ В ШКОЛЕ

О развитии Основ православной культуры в средней школе, о проблемах свободного выбора предмета и о подготовке учителей для его преподавания в интервью РИА Новости рассказывает заведующий сектором ОПК Синодального отдела религиозного образования и катехизации диакон Герман Демидов.

Какие существуют основные проблемы, связанные с преподаванием предмета «Основы православной культуры» (ОПК) в школах?

Проблем не мало. Но есть одна ключевая, от решения которой зависит благополучие всего комплекса вопросов, связанных с изучением традиционных религиозных культур в общеобразовательной школе. Речь идет об обеспечении преподавания православной культуры по разным годам и ступеням общего образования.

Мы абсолютно убеждены: пока не будет обеспечена возможность полноценного изучения в школе религиозных культур по выбору, в том числе, православной культуры — будет сохраняться вопиющая безграмотность в вопросах не только веры, но и отечественной культуры у большинства наших сограждан. Будет также остро стоять вопрос подготовки учителей и учебников, так как ни один вуз, ни одна школа, ни один авторский коллектив не готовы всерьез развивать тематику (пусть самую актуальную и полезную), ограниченную всего лишь 34 учебными часами, только в одном, четвертом классе школы.

Поэтому подчеркну: наша позиция обусловлена не лоббистскими намерениями, но пониманием перспектив и всей серьезности проблем, стоящих перед современным отечественным образованием. Одна из таких проблем заключается в том, что школа должна быть не «производителем спектра образовательных услуг», а жизненно важным общественным институтом, способствующим передаче духовной культуры народа новым поколениям.

Ранее, в частности, в Русской Православной Церкви обращали внимание на то, что в некоторых регионах имеют место случаи принуждения школьников и их родителей — в пользу выбора для изучения «основ светской этики». Как дело обстоит сегодня; если подобные случаи продолжаются, то в каких регионах это происходит чаще всего?

Процент выбора того или иного предмета, будь то ОПК или основы светской этики, не имеет приоритетного значения в контексте продвижения религиозного образования детей, но… В тех регионах, школах, где родители по тем или иным причинам лишены права быть законными представителями своих детей в образовательном процессе — надо прямо сказать — нарушаются наиболее значимые принципы и религиозной, и гражданской жизни: кто-то лишает людей дара Божественной свободы; а с точки зрения законности и правопорядка нарушаются гражданские права людей. В таком случае никакие, даже самые правильные слова не могут покрыть изначальную неправильную установку на навязывание людям чужой воли, насилие в вопросах мировоззрения. К сожалению, еще до сих пор есть регионы, где наряду с ОПК фактически запрещается изучение и других конфессиональных модулей под предлогом того, что их изучение может разобщить детей, привести к конфликтам на национальной и конфессиональной почве. Надуманным, ложным, совершенно необоснованным предлогом.

Наиболее остро вопрос обеспечения свободного выбора ОПК продолжает стоять в Татарстане, сохраняются проблемы в Башкирии, еще в некоторых регионах или в их частях, на отдельных территориях, в отдельных школах. Чаще административное препятствие распространяется на изучение всех религиозных культур, прежде всего православной и исламской. Наша позиция по этому вопросу остается неизменной: право родителей священно и их мнение в плане воспитания ребенка имеет приоритетный характер. Посягать на это не может никакое государство, никакая власть. И российский закон должен соблюдаться, поскольку это право уже закреплено у нас и федеральным законом об образовании, в статье 87.

Есть ли данные относительно того, какой процент учащихся 4-х классов выбирает для изучения предмет «ОПК»; сколько всего школьников им охвачено в России? 

Модуль выбирают заранее — в 3 классе. И не учащиеся, а их родители, это принципиально. Младший школьник не может осознанно сделать такой мировоззренческий выбор, да и по тому же федеральному закону это право принадлежит родителям, имеющим приоритет в воспитании своих детей перед всеми иными лицами. Так это у нас, так и в большинстве других государств: получение детьми религиозного образования в школе или отказ от него — право родителей.

Процент выбора ОПК постепенно растет из года в год. Такая позитивная динамика обеспечивается увеличением числа подготовленных педагогов, но также и преодолением тех самых административных барьеров и атеистических стереотипов, которые, как оказалось, наиболее живучи именно в системе образования. Если посмотреть на общую статистику, то по стране уже более трети родителей выбирают для своих детей ОПК, есть уже десятки регионов, где таких семей больше половины, в целом в центральном и южном федеральных округах это уже большинство родителей третьеклассников.

В наступающем учебном году будут ли какие-то нововведения, связанные с преподаванием предмета ОПК в школах?

В наступающем учебном году принципиальных нововведений нет. Пока мы не решили проблему гарантированного изучения православной культуры по выбору по всем годам обучения детей в школе. Подчеркну это: по выбору, на добровольной основе, что, само по себе, должно было бы давно закрыть все дискуссии и негативные выступления.

В этом плане мы рассчитываем на положительное решение Министерства образования о внесении в федеральный реестр образовательных программ, в раздел программ по отдельным учебным курсам, нашей программы по православной культуре. Это не расширит возможности изучения православной культуры по разным годам обучения, но позволит сориентировать учебные издательства, авторские коллективы обратить больше внимания на разработку и выпуск учебных пособий по православной культуре по разным годам обучения в школе.

Наши главные усилия будут направлены на то, чтобы различные предметы по православной и другим религиозным культурам становились неотъемлемой частью образовательной программы российской школы. Я бы сказал, органичной ее частью на всех уровнях общего образования. Несмотря на совершенно необоснованную, провокационную шумиху, поднятую недавно по поводу упомянутой программы (трех программ по трем уровням средней школы), сегодня к этому есть все предпосылки и основания.

В целом, как бы Вы оценили уровень образования, эрудиции нынешних российских школьников (если, например, сравнивать с прошлыми годами), а также — качество преподавания предметов в рамках курса ОРКСЭ?

Как Вы понимаете, православная культура в школе — это целый образовательный мир, многоуровневый, многогранный и разносторонний. Каждый находит в нем именно то, что он хочет найти. Эта многослойность выражается в самых разнообразных формах: преподавании основ православной культуры на уроках, изучении духовного краеведения и других аспектов православной культуры на внеурочных занятиях, участии в предметной олимпиаде по ОПК, различных конкурсах и проектах в области духовно-нравственного воспитания. В частности: «За нравственный подвиг учителя» — для педагогов, «Красота Божьего мира» — для детей, и т.д. Все они по-своему содействуют развитию знаний о Православии, возрождению отечественных педагогических традиций, семейного благочестия. Очень важно, что из тех учителей, кто хоть раз соприкоснулся с православной культурой как с учебным предметом — практически никто не сказал о своем разочаровании или бессмысленно потраченном времени. Познание православной культуры это увлекательный процесс и для педагогов, и для учащихся, в котором развитие эрудиции, на мой взгляд, является лишь отражением более глубокого личностного преображения.

Но, хотел бы сказать, отвечая на Ваш вопрос конкретно, что для действительно качественной профильной подготовки педагогов нужны факультеты, вузы, специальные программы подготовки специалистов именно в области преподавания религиозной культуры. И, конечно, достаточное учебное время на изучение предмета, как и любого другого в школе. В целом же, конечно, качество подготовки учителей растет, соответственно и результаты образования по ОПК и другим предметам ОРКСЭ. Но, в тех параметрах, которые заданы пока фактически экспериментальным форматом изучения религиозных культур в школе — всего 34 часа в одном только классе.

Может ли быть расширен курс «Основы религиозных культур и светской этики» на другие годы обучения? Какие здесь Вы ожидаете изменения в ближайшие годы? (Каких шагов, может быть, ждете от нового министра образования?)

Комплексный учебный курс ОРКСЭ в четвертом классе – это слепок с эксперимента по введению в 21 регионе России преподавания предметов по четырем религиозным культурам, светской этике и религиоведению (основы мировых религиозных культур) в 2009-2011 годах. Который, естественно, должен был быть изменен и расширен, но так и остался до сих пор, уже пять лет остается, в своей зачаточной форме в силу жесткого противодействия со стороны противников изучения православной культуры в школе, или, я бы сказал, сторонников атеистического мировоззренческого монополизма.

Практика изучения религиозных культур и гражданской этики по выбору может и должна расширяться. Еще в 2011 году по итогам успешного завершения эксперимента было принято решение о проработке вопроса преподавания по всем уровням школы. Подготовили соответствующую концепцию, первым этапом предусматривающую постепенное расширение преподавания на 2-10 классы, но она до сих пор не реализована. И причины тут в основном не в сфере образования, не в педагогике. Это вопрос пути, по которому пойдет дальнейшее развитие нашего общества, надеюсь, — к возрождению суверенного российского государства, свободной страны, развивающейся на собственном, прочном историческом и культурном основании.

Те изменения, о которых Вы сказали, мы связываем, прежде всего, не с конкретными людьми, чиновниками, а в целом с движением в нашем обществе к возрождению, восстановлению здоровых форм национальной жизни. Этот процесс идет в нашем народе, и он объективно требует решения проблемы. А наши усилия мы будем направлять на то, чтобы преподавание православной культуры было организовано с учетом современных методических разработок, было профессионально обеспечено и, самое главное, интересно и увлекательно для детей и родителей, в каком бы возрасте они не приступали к религиозному образованию, духовно-нравственному просвещению.

Не так давно в России появилась новая предметная область — «Основы духовно-нравственной культуры народов России». Какая работа ведется Вашим синодальным отделом на данном направлении? Идет ли речь о введении дополнительных, факультативных курсов для учащихся 5-9 классов по основам православной культуры в рамках данной предметной области?

В Федеральном государственном образовательном стандарте для основной ступени общего образования действительно есть предметная область «Основы духовно-нравственной культуры народов России». Это та самая предметная область по религиозным культурам и светской этике, которая изначально планировалась вводиться в 4 и 5 классах. Однако в настоящее время в стандарте для этой предметной области не прописано ее содержание, не дан перечень составляющих ее учебных предметов по выбору. Мы считаем, что такие изменения надо внести в стандарт, указать, что предметную область «Основы духовно-нравственной культуры народов России» составляют учебные предметы по четырем традиционным российским религиозным культурам и предмет по светской, гражданской этике — все по выбору семьи школьника, перечислить их.

Министерство образования в своем методическом письме пока только указало, что эта предметная область по духовно-нравственной культуре народов России в 5-9 классах является «логическим продолжением» ОРКСЭ. Такое пояснение, по крайней мере, ориентирует школы вводить преподавание курсов религиозной культуры по своему выбору. Пока это выбор именно школы, что преподавать в рамках этой предметной области. Очень важно закрепить такое понимание логической связи ОРКСЭ с этой предметной областью в 5-9 классах.

Правильной ориентации школ, педагогов, разработчиков учебных пособий должно способствовать и включение в федеральный реестр упомянутых мной выше примерных рабочих программ по православной культуре. Такие программы, я уверен, будут подготовлены и по другим религиозным культурам, и по светской этике.

В октябре 2015 года президиум Высшей аттестационной комиссии при Минобрнауки одобрил паспорт научной специальности «теология». С этого момента прошел уже почти год. Какие изменения за это время произошли в российских вузах, насколько популярна новая специальность, с какими проблемами здесь, может быть, сталкиваетесь? Есть ли какое-то противодействие внедрению теологии в светских вузах?

Эта тема не совсем относится к сфере ответственности Синодального отдела. Но если кратко прокомментировать Ваш вопрос, то я бы сказал, что теология или богословие — неизменная часть любого европейского университетского образования. В этом году, наконец, создан совет по защите диссертаций по теологии. Странно, если нам пока приходится говорить о каком-то противодействии такому образованию или научным богословским, теологическим исследованиям как части гуманитарного знания в России. Думаю, все это от необразованности противников и теологии, и православной культуры в средней школе, тем более что вузовская теология это, фактически, высший, профессиональный уровень образования по православной культуре.

Я бы сказал, что уровень высшего теологического образования — квинтэссенция религиозного образования, одно из важнейших духовных измерений общества. Его государственное признание — верный признак правильного движения российской школы к восстановлению своих исторических и культурных оснований, о чем уже было сказано выше. Изучение теологии в высшей школе, очевидно, не будет массовой специальностью, таких специалистов не нужны многие тысячи, но это необходимый компонент российского высшего образования.

 10.10.2016
 (130 просмотров)